Борис Кесемской

Под  псевдонимом  Борис  Кесемской  работал  корреспондентом  районной  газеты  «Колхозный  призыв»  в  30-х  годах  прошлого  столетия  Смирнов  Борис  Борисович.
Родился  он  18  июня  1909  года  на  хуторе,  близ  с. Кесьма.  Этот  хутор  когда-то  принадлежал  последнему  владельцу  родового  имения  в  Кесьме,  профессору  Петербургского  университета, редактору  журнала  «Мир  Божий»  Фёдору  Дмитриевичу  Батюшкову.  Дом  на  хуторе  построили  Влас  Гаврилович  Лебедев – управляющий  имением  Батюшковых  и  его  внук  Борис  Александрович  Смирнов.  Влас  Гаврилович  был  прадедом  Бориса   Борисовича, а  Борис  Александрович – отцом.  (Из  воспоминаний  Смирнова  В.Б.)
 
(В.Г. Лебедев)

 Дочь  Власа  Гавриловича  Ольга  вышла  замуж за Смирнова  Александра  Никитича, который  был  врачом  Кесемской  Больницы.  Но  жизнь  его  была  короткой, он  умер  молодым  от  скоротечной  чахотки  и  всю  заботу  о  дочери  и  внуках  взял  на  себя  Влас  Гаврилович. «…А  что  касается  Власа  Гавриловича  Лебедева, то  был  он  сыном  священника, окончил  Петербургский  университет.  Знал  в  совершенстве  французский  и  немецкий  языки, имел  большую  библиотеку…  Его  везде  считали  своим  и  среди  знати, и  среди  простого  народа.  Но  народ  был  ему  ближе :  выбрав  деревню, он  не  изменил  ей… Влас  Гаврилович  Лебедев  честный  и  распорядительный, определённо  устраивал  Ф.Д.  Батюшкова, который  редко  навещал  своё  имение. Обладая  большой  физической  силой  и  мужеством, управляющий  был  авторитетным  человеком  в  округе». 
 Они  жили  во  флигеле  барского  дома.  Всю  свою  любовь  Влас  Гаврилович  отдал  внукам, особенно  он  выделял  старшего – Бориса.  «…Красивый, не по годам  серьёзный, Борис  получил  хорошее  образование, много  читал, интересовался  техникой, но  самое  главное, он  много  освоил  из  врачебной  практики  от  отца…  В паспорте  у  него, в  графе  «сословие»  имеется  запись  «сын  умершего  врача».
Благодаря  этой  записи  Борис  Александрович   прошёл  всю  Русско-японскую  войну, ассистировал  врачам  в  сложных  операциях, виртуозно  делал  перевязки, лично  руководил  погрузкой  и  разгрузкой  раненых.  За  спасение  санитарного  поезда  от  японских  захватчиков, он  был  награждён  именными  часами.   
 
(Б.А. Смирнов)

 В  Кесьме  он  помогал  своему  деду  Власу  Гавриловичу  в  управлении  имением.  Был  знаком  с  А.И.  Куприным, они  ездили  на  охоту, когда  Куприн  приезжал  погостить  к  Фёдору  Дмитриевичу  Батюшкову.  Благодаря  этой  записи  Борис  Александрович   прошёл  всю  Русско-японскую  войну, ассистировал  врачам  в  сложных  операциях, виртуозно  делал  перевязки, лично  руководил  погрузкой  и  разгрузкой  раненых.  За  спасение  санитарного  поезда  от  японских  захватчиков, он  был  награждён  именными  часами. 

Борис Александрович  женился  на  второй  дочери  местного  священника  Александра  Васильевича  Воскресенского Александре.  До  замужества  Александра  Александровна  уже  десять  лет  учительствовала.  Она  учила  детей  в  Кесемской, в  Чисто - Дубровской, в  Васильевской, в  Баскаковской  школах  1  ступени  Весьегонского  уезда.  В 1924  году  была  назначена  школьной  работницей  в  Пашковскую  школу.

(А.А. Воскресенская)

18  июня  1909  года  родился  первый  сын  Бориса  и  Александры – Борис, а  через  несколько  лет – второй  сын – Александр.  Но  недолго  радовался  отец  своими  сыновьями.  «Умер  он  осенью.  Ловил  с  мужиками  рыбу  в  барском  пруду.  Простудился.  Слёг.  Через  4  дня  его  не  стало.  Было  ему  33  года…
Старшему  сыну  Борису  было  6  лет, младшему  Александру – 3 года, когда  они  остались  без  отца.  Мать  работала, и  детям  приходилось  работать  по  хозяйству.  В  хозяйстве  были  корова, куры, кролики.  Большой  огород  требовал  больших  усилий.  Когда  мать  уходила  на  работу, дети  оставались  одни.  Иногда  наведывались  незваные  гости, Борька  доставал  из  печи  чугунок  щей, кормил  их, и  они  уходили.  Зимними  ночами  под  окном  выли  волки, Приходилось  стрелять  из  отцовского  ружья».
Мать  решила, что  её  сыновья  должны  получить  хорошее  образование, поэтому  после  окончания  школы  первой  ступени  Борис  поступил  в  Весьегонскую  школу  второй  ступени  и  сразу  же  включился  в  общественную  жизнь.  В  1923  году  он  вступил  в  комсомол.  Занятия  в  кружках, чтение  лекций, поездки  с  концертами  по  деревням, изучение  политграмоты.  Комсомольская  организация  поручила  ему  ответственное  задание – руководить  пионерской  работой  в  волости. По линии комсомола он был отправлен на месячные Губернские курсы деревенских организаторов по физкультуре.  Но нужно  было  зарабатывать деньги, помогать матери и  1 августа  1929  года  Борис  устроился  в  Бежецкую  окружную  контору  связи.  Но  желание  учиться  не  пропадало.Он  поступил  на  курсы, и  ему  удалось  сдать  экзамены  в  Московский  химико-технологический   институт  им.  Менделеева.  Он  активно  включился  в  учёбу, а  в  свободное  время  посещал  музеи  и  выставки.
 
(Б.Смирнов. 1929 г.)

Через  год  в  стране  началась  коллективизация.  Комсомольцы  наряду  с  коммунистами  уезжали  в  деревню  поднимать  колхозы.  С  группой  мобилизованных  студентов  Борис  Смирнов  уехал  в  родной  Весьегонск.  Когда-то  в  своей  волости  он  выпускал  стенгазету  «Кесемская  борозда», поэтому  его  направили  в  редакцию  районной  газеты.  Вот так  он  и  стал    журналистом,   избрав  себе  псевдоним  «Кесемской». Он  поступил  на  курсы, и  ему  удалось  сдать  экзамены  в  Московский  химико-технологический   институт  им.  Менделеева.  Он  активно  включился  в  учёбу, а  в  свободное  время  посещал  музеи  и  выставки.
С декабря 1930 года он начал работать заведующим массовым отделом редакции, а с марта 1931 года его назначили ответственным секретарем редакции. С 1931 года он был редактором комсомольской странички  в газете и радиогазеты «Комсомольской странички».
Коллектив редакции был не большой, а надобность в информации была во всех деревнях и селах, поэтому стенные газеты играли большую роль в освещении событий, происходивших в районе. Селькоры были незаменимыми помощниками работников газеты, и в 1934 году по 30-40 писем получали газеты от них ежедневно. Это помогало расширять информацию  и охватывать все сферы жизни района. Но и сотрудники редакции оказывали помощь местным работникам в выпуске стенгазеты. При редколлегиях стенных газет создавались селькоровские посты  «Колхозного призыва».  Редакция постоянно печатала обзоры стенных газет, регулярно проводила кустовые совещания селькоров и членов редколлегий стенных газет. Несколько раз устраивались выставки стенгазет района.
 Время было непростое. Классовая борьба была упорной, в нее было втянуто все взрослое население. Колхозы, созданные в 1929-1930-х годах, по большой части распались и партией была поставлена задача разъяснять  преимущества коллективного хозяйства. Корреспонденты газеты выезжали во вновь создаваемые хозяйства и описывали  с какими трудностями сталкивались люди при создании колхозов. Очерк  «Саша Петров отрапортует осенью»,  посвящен этой теме. После работы в единоличных хозяйствах  многие не могли привыкнуть к коллективной работе, а еще было много обиженных людей на новую власть и они вредили хозяйствам. Очень тяжелые это были годы в деревне, решался вопрос: кто кого? 
( А.Н. Болтушкин)

«… Редакция и типография газеты  сначала размещались в нижнем этаже трехэтажного райисполкома. Аппарат редакции, состоявший из 4-х человек: редактора, зам. редактора, ответственного секретаря и зав. массовым отделом, занимали маленькую комнатку, в которой был один общий широкий стол. Наборный цех размещался в более просторной и светлой комнате. Тут же и находилась печатная машинка. Фактическим редактором, с самого начала выхода газеты, был заместитель ответственного редактора Алексей Никитич Болтушкин… Каширский  рабочий, окончивший рабфак, он был еще очень молод. Но он хорошо знал людей, знал город и деревню. Хороший организатор, принципиальной коммунист, он был  душой небольшого редакционного коллектива. Алексей Никитич, когда требовала обстановка, мог сутками не выходить из-за своего рабочего стола. У него все  учились корректуре, верстке и другим премудростям газетного дела.
Уже через несколько лет вокруг А.Н. Болтушкина в редакции собрался дружный коллектив творческой молодежи: Александр Караганов, Алексей Костыгов, Вениамин Флейшман.  Все они были комсомольцами, и всех их объединяла любовь  к журналистике. Большая комсомольская прослойка в редакции  сказалось и на содержании газеты. В газете регулярно выходила комсомольская страничка. Мало того, она по решению районной комсомольской конференции издавалось отдельно от газеты листовкой тиражом до 2000 экземпляров и рассылалось через комсомольские ячейки всем комсомольцам района.  Деньги на  это зарабатывались на комсомольских воскресниках. «К концу 1932 года в районе  закончилась коллективизация. Газета сосредоточила свое внимание на главных недостатках того времени. Она вела беспощадную борьбу с уравниловкой в оплате труда, с обезличкой в использовании тягла и в уходе за скотом,  с растаскиванием колхозного имущества… По сигналам селькоров сотрудникам редакции приходилось постоянно выезжать  в самые глухие уголки района. С помощью селькоров газета разоблачала врагов колхозного строя, помогала искоренять обезличку и уравниловку, поддерживала ростки нового».
  Но не всем такие разоблачения были по душе, вероятно в своих статьях комсомольцы покритиковали кого-то из партийных работников, и даром им это не прошло. В Весьегонский районный комитет ВЛКСМ поступило секретное письмо от 10 декабря 1932 года, в котором в частности говорилось: «…Вместо сплоченной борьбы комсомола за генеральную линию партии 3 видных активиста-комсомольца, работающие на ответственном участке,  Флейшман, Караганов, Смирнов встали на прямой путь пособников классового врага. Реквизируя решения партии, дискредитируя отдельных партийных работников, они встали на путь агентов классового врага… Поэтому  они - Флейшман, Караганов – предатели партии, «всезнайки» недостойны носить звания ленинца-комсомольца и бюро Райкома комсомола исключило Флейшмана и Караганова (член бюро РК) из Всесоюзного Ленинского Коммунистического союза молодежи. 
Видный член бюро РК ВЛКСМ   Б.Смирнов оказался в плену предателя партии Флейшмана. Бюро Райкома комсомола Смирнову объявило выговор и вывело его из состава бюро Райкома.
 
(В.И. Флейшман)

Справка:   Флейшман Вениамин Иосифович (07 (20). 07.1913 – 14.09.1941). Родился в Бежецке Тверской губернии в семье зубного врача и учительницы. Работал в Бежецком оркестре трубачом. После окончания школы и учительских курсов работал в Мосеевской начальной школе. В начале 30-х годов работал корреспондентом районной газеты «Колхозный призыв». В середине 30-х годов уехал в Ленинград и поступил в Ленинградский Политехнический институт. Был женат, имел дочь. В 1937 году поступил в Ленинградскую консерваторию, был любимым учеником Д.Д. Шостаковича. В 1939 году начал писать камерную оперу для четырех певцов по повести А.П. Чехова «Скрипка Ротшильда». В 1941 году в составе ополчения Куйбышевского района добровольцем ушел на фронт и погиб в боях под Красным Селом. Опера была дописана Д.Д. Шостаковичем в 1944году.

 
(Караганов А.В.)
 
Справка:   Караганов Александр Васильевич (24.08 (6.09). 1915 – 18.08.2007) – литературовед, критик театра и кино, заслуженный деятель искусств РСФСР, доктор искусствоведения (1969), профессор (1970), участник Великой Отечественной войны. Родился в д. Мартыново (ныне Устюженский р-н Вологодской обл.). После переезда семьи в Весьегонск учился в Весьегонской школе. В начале 30-х годов работал корреспондентом в районной газете «Колхозный призыв». В 1934 году поступил в Московский институт истории, философии и литературы. После войны работал ответственным , а затем главным редактором журнала «Советская литература». В 1960-64 был директором издательства «Искусство», а с 1965 года - секретарем Союза кинематографистов. Автор нескольких книг о литературе и кино.
В 1934 году Флейшмана и Караганова уже не было в Весьегонске. Один уехал в Ленинград, другой в Москву, но по мере возможности они поддерживали связь с Борисом. Время было сложное, напряженное, у всех была учеба, работа, семьи. А затем началась война. Вениамин погиб в 1941, а Борис и Александр переписывались и после войны.
К 1935 году выговор был снят и Борис снова был введен в состав РК ВЛКСМ.
Работа продолжалась, темы, которые освящал в газете Борис Кесемской, были самыми разными. Он писал о богатстве Весьегонского края, о людях, которые живут и работают в этом крае. Его статьи были посвящены работникам колхозов и сельхозартелей, рабочим МТС, врачам, местным художникам, спортсменам, работникам леса и другим людям. 
15 мая 1934 года Весьегонский химлесхоз предложил редакции газеты «Колхозный призыв» организовать выпуск многотиражки. Редакция приняла это предложение и сразу же взялась за дело. Для непосредственной работы по организации материала и выпуску многотиражки выделили одного сотрудника редакции – ответственного секретаря Бориса Смирнова. 
 
(Б. Смирнов. 1930 г.)

Тем ударникам, которые не попали в газету, редакция организовала рассылку портретов с надписью: «Лучшему ударнику добычи живицы от редакции газеты «Колхозный призыв»». Всем прорабам, мастерам, профуполномоченным и кадровым и сезонным рабочим разъяснили задачи многотиражки и дали перечень вопросов, о чем писать. Благодаря этому, даже при выпуске первого номера многотиражки, редакция не испытывала недостатка материала. Б. Смирнов объехал участки, познакомился с ходом работ, провел беседы с рабочими и организовал соревнование среди бригад на лучшее проведение областного конкурса: «Лучший вздымщик, сборщик и бригадир». Трудность заключалась в том, что участки подсочного хозяйства раскиданы в лесных чащах на расстоянии 30-35 километрах от районного центра и вдалеке от почтовых отделений. Но редакция следила, чтобы газета попадала к рабочим в день выхода или на следующий день. В течение сезона Б. Смирнов сделал  6 выездов на промыслы. Помимо бесед с рабочими проводили и фотографирование ударников подсочки. Своей цинкографии редакция не имела, поэтому заказы на клише приходилось отсылать в «Моссоюзфото», которое каждый раз затягивало изготовление клише, а несколько раз и вовсе отказалось от выполнения заказов.
  В 1935 году Смирнов Борис становится корреспондентом областной газеты «Пролетарская правда» по Весьегонскому району. Много теплых писем приходило Борису Борисовичу от А. Исакова, работника редакции газеты «Пролетарская правда», который хорошо знал коллектив редакции Весьегонской районной газеты. В каждом своем письме он передавал приветы Шуре Комлевой, Артюшкевичу, Саше Круглову (он же Танин), Леньке Березовскому, А. Костыгову, машинистке Марусе и другим работникам редакции. И в каждом своем письме он просил присылать больше информации о событиях в Весьегонске и в районе. Статьи Бориса Кесемского были интересные и грамотные, они не требовали правки. Темы, которые он выбирал для своих статей, были актуальны в то время и волновали многих людей, поэтому были интересны.
 
(Б. Смирнов сидит крайний справа)
 
Но в октябре 1937 года Борис Смирнов (Кесемской) уволился из редакции газеты «Колхозный призыв». В 37-м году уже полным ходом шли работы по созданию Рыбинского гидроузла, согласно Постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 14 сентября 1935 года. Отделу Подготовки Зоны Затопления требовались топографы. Борис был направлен на курсы топографов и в декабре 1937 года был принят на должность старшего коллектора и начальника буровой группы 1 комплекта исследовательской партии ОПЗЗ Волгостроя НКВД в г. Весьегонске. Проработав в этой должности 2,5 года, он был переведен в июне 1940 года в г. Рыбинск прорабом-геологом, старшим техником геологического ОПЗЗ Волгостроя НКВД.
   Политическая обстановка в мире была очень напряженная. В Европе уже шла война. Все более тревожные вести приходили с западных границ. Начиналась мобилизация и в апреле 1941 года Бориса Смирнова отправили на военные сборы в Литву, а в июне гитлеровцы напали на СССР. Прибалтику покидали под звуки выстрелов националистов. Вывозили в вагонах документы, а по поезду стреляли из винтовок и ружей. Приходилось укрываться между ящиков с документами.
 
(Б.Б. Смирнов. 1942 г.)

Во время Великой Отечественной войны Смирнов Борис Борисович служил в 21-м топографическом отряде, который был переформирован в 1942 году в 21-й моторизованный топографический отряд. Он входил в состав действующей армии на Северо-Западном фронте, а с апреля 1944 года на 2-м Белорусском фронте. С июня  по декабрь 1945 года Борис Борисович находился с Советской Группой Войск в Восточной Германии. В общей сложности война длилась для него 4 года и 10 месяцев. 
За Великую Отечественную войну он имел контузию, Орден Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги», медаль «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.» и Благодарственное письмо за подписью Главнокомандующего Северной группы войск, Маршала Советского Союза К. Рокосовского и Члена Военного Совета Северной группы войск, генерал-лейтенанта С. Шатилова.
   Отдохнув немного после демобилизации и приведя в порядок свой дом (в 1939 году дом был перевезен с хутора в Кесьму, а во время блокады Ленинграда в доме поселили несколько эвакуированных женщин с детьми), Борис Борисович поступил на работу в Овинищенский райтоп на должность управляющего. Через 2 года его назначили управляющим райпромкомбинатом, а в 1950 году избрали секретарем Овинищенского исполкома с последующим утверждением на должность заместителя председателя Исполкома районного Совета с 1 апреля 1951 года. 
Ровно через 3 года, 1апреля 1954 года, его освободили от занимаемой должности в связи с направлением в укрупненный колхоз имени Куйбышева Пашковского сельского Совета председателем. Пашково было дорого Борису Борисовичу еще и тем, что здесь когда-то учила ребятишек его мать, и которую он похоронил в 1943 году, придя домой на побывку. 
Колхоз, который принял Борис  Борисович, был просто в плачевном состоянии. Основная рабочая сила в колхозе женщины с детьми и старики. Многие уезжали из колхоза  потому, что за работу не платили ничего. В каждом доме нужда, беднота. Для ликвидации задолженности перед людьми председатель попросил исполком райсовета дать разрешение на продажу колхозного леса. Стали выплачивать деньги и люди стали возвращаться. Мало по малу колхоз стал подниматься сначала до середнячков, а потом и выше. Пашковцы выращивали прекрасный лен, подняли урожайность зерновых и картофеля, заготавливали достаточное количество кормов для скота. Для начальства сеяли кукурузу, а для урожая вико-овсяные смеси и гречиху. За свой неустанный труд председатель неоднократно награждался почетными грамотами: «за досрочное выполнение плана по вывозке древесины», «за выполнение плана по сдаче мяса», «за высокие показатели производства молока», «за высокие производственные показатели в полеводстве» и др.  В 1958 году продукция колхоза имени Куйбышева была представлена на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве, а председатель был участником этой выставки.
   В 1959 году было принято решение об укрупнении колхозов и колхоз имени Куйбышева присоединили к колхозу «Новая жизнь», которым руководил Торопыгин Г.Г., а Борис Борисович стал секретарем парткома укрупненной артели. 
В 1966 году он был награжден орденом «Знак почета» за многолетний и добросовестный труд. Работал он долго. С наступлением пенсионного возраста, он отказался от пенсии, т.к. считал, что он не должен получать зарплату и пенсию. Надо отметить, что этот человек, занимая довольно высокие посты, никогда не использовал свое служебное положение в личных целях. Однажды пашковские колхозники узнали, что у председателя нет дров и привезли ему воз, так на следующий день он заставил их погрузить эти дрова и отвезти их в колхоз. Этому человеку невозможно было дать взятку или попросить о чем-то незаконном. Он был кристально-честным человеком, поэтому он другим мог прямо сказать о каких-либо недостатках или нарушениях. Кто-то, может быть, его недолюбливал из-за его принципиальности и неподкупности, но большинство людей, которые его знали, уважали его!
   Работая в колхозе «Новая жизнь», Борис Борисович наладил выпуск стенгазеты в начале 60-х годов. Стенгазета выпускалась регулярно 2 раза в месяц. К 1973 году было выпущено 314 бюллетеней об итогах соревнований, 32 «окна сатиры», 8 фотогазет, более 700 «молний». В этих изданиях была и похвала передовикам и злая критика разгильдяям. «Молнии» выпускали в нескольких экземплярах и вывешивали в людных местах. Редактору помогали селькоры, которые были в каждой деревне хозяйства. Таким образом, Борис Борисович в конце своей трудовой деятельности вновь вернулся к любимому занятию - корреспондентской и редакторской работе. Впрочем, он её никогда не прерывал. Он часто писал статьи в газеты «Сельская жизнь», «Сельское хозяйство», «Калининская правда» и другие.
Помимо заметок в газеты Борис Борисович вел активную переписку с друзьями и знакомыми. Он переписывался с Анатолием Ивановичем Тодорским, с которым они учились в одном классе в Весьегонской школе. Анатолий Иванович собирал материалы о своем брате Александре Ивановиче Тодорском и Борис Борисович помогал ему в этом. Он долго вел переписку с А.Н. Долинским (Болтушкин), своим первым редактором, к которому когда-то давно пришел на работу молодой паренек Борис Смирнов (Кесемской). 
 
Калятин Сергей, Зорин Дмитрий

Сбор новостей

Подписка на Сбор новостей