Дорога жизни. Иван Алексеевич Секлетеев

С первых дней войны враг двинул на город Ленинград свои полчища, рассчитывая захватить его быстро и беспрепятственно. Он подошел к городу и неожиданно встретил упорное сопротивление. На защиту Ленинграда встал каждый, кто в нём жил и работал. В помощь армии, сражавшейся за Ленинград, поднялись отряды народного ополчения. Город стал неприступным. Немцы пошли в обход, намереваясь взять его с тыла, заставить сдаться. К сентябрю 1941 года Ленинград был отрезан от страны. Фашисты решили убить город голодом.

Разве может человек голодать больше месяца, одной зимы, года? Но ленинградцы выдержали 900 дней неимоверных страданий и лишений, проявив невиданное мужество, стойкость и героизм.

Фашисты обрушили на город бомбы и снаряды, уничтожили Бадаевские склады с продовольствием.

Наступил ноябрь. С начала блокады прошло 53 дня. Движение городского маршрута уменьшилось, топливо подходило к концу, жизнь предприятий замирала. Затраты сил увеличивались, а питание ухудшалось. Недостаток пищи, наступившие холода и постоянное нервное потрясение изнуряли рабочих. Шутки, смех исчезли, лица стали озабоченными, суровыми. Люди слабели, передвигались медленно, часто спотыкались. Краснощекого человека можно было встретить лишь как диковинку, и на него смотрели удивленно и двусмысленно. Несколько дней назад свист и разрывы снарядов возбуждали нервную систему и заставляли настораживаться, но в ноябре 1941 года на разрывы снарядов мало кто обращал внимание. Люди глубоко погружались в свои мысли.

На 1 ноября 1941 г. сохранились небольшие остатки продовольствия: муки - на 15 дней, крупы - на 16, сахара - на 30, жиров - на 22 дня и совсем мало мяса. Нормы выдачи сократились, но истинное положение знали только семь человек во всем городе.

Смерть настигала людей везде: на улице, передвигаясь, человек падал и больше не поднимался; в квартире - ложился спать и засыпал навеки; часто у станка обрывалась жизнь рабочих. Ленинградцы умирали, но как? Они отдавали свою жизнь, как герои, разящие врага до последнего вздоха. Их смерть призывала живущих к настойчивой, неукротимой борьбе.

Завоз продовольствия оставался неудовлетворительным. Снабжение города требовало принятия неотложных мер. Руководители осаждённого города А.А. Жданов и А.А. Кузнецов выезжали на Ладожское озеро, изучали трассу, работу автоколонн, отношение водителей к машинам, выясняли причины частых аварий. После возвращения их с озера военным советом фронта было принято решение: уполномоченного тыла фронта Жмачина отстранить от руководства перевозками, управление автобригад ликвидировать, автобатальоны подчинить непосредственно начальнику дороги; машины закрепить за водителями, установить норму выработки на одну машину ГАЗ-АА при двух водителях 2,25 тонны в сутки; ввести специально разработанную премиальную систему для двух шоферов; трассу поделить на участки, за состояние которых отвечает дорожно-комендантская служба.

22 декабря 1941 г. доставили через озеро 700 тонн продовольствия, на другой день - на 100 тонн больше. 25 декабря, как обычно, жители рано утром пришли в магазины и здесь неожиданно узнали, что хлебный паек увеличился. Радостная весть облетела весь город. Все, кто мог ходить, вышли из домов, желая поделиться общей радостью. Улицы и площади стихийно заполнялись народом, незнакомые люди обнимались, жали друг другу руки, кричали «ура», плакали, но то были слёзы торжества жизни. То была первая серьёзная победа защитников Ленинграда, хотя новая норма по-прежнему не удовлетворяла потребности истощенных людей.

В пять часов утра в Новый, 1942 год открылось сквозное движение поездов Тихвин-Волхов-Войбокало. Хороший новогодний подарок получили ленинградцы от восстановительных железнодорожных частей. С этого дня пробег машин стал на коротком плече в 55 километров. Войбокало - станция Ладожского озера, вместо 320 километров до Задарья и 190 километров до Тихвина.

Среди шоферов был и наш земляк Иван Алексеевич Секлетеев, 1911 года рождения, из села Любегощи. В лютые морозы среди шоферов развернулось соревнование за двух - и трехкратный оборот машины в сутки. Ветер обжигал лица, пронизывая одежду, руки шоферов коченели и всё же люди шли на штурм Ладоги во имя святой цели - спасти осажденных, отстоять город.

«Дорогу жизни» немецко-фашистские войска бомбили и обстреливали: бомбы пробивали лёд и разрывались на дне. Образующиеся от бомб и снарядов воронки работники дорожно-комендантской службы тут же отмечали длинными шестами с еловыми ветками на концах. Водители машин их замечали издали и своевременно объезжали.

«Учитывая тяжелую работу шоферов и регулировщиков на озере, им установили повышенную норму снабжения: хлеба - 500, мяса - 125, жиров - 40, сахара - 75, крупы - 190, водки - 50 граммов в день».

Начальником жизненной артерии - «Дороги жизни» назначается Шилов, генерал- майор интендантской службы. Он справился с возложенной на него задачей, проявив большое искусство в управлении дорогой за время осады, внёс значительный вклад вдело обороноспособности Ленинграда.

Машины с грузом шли непрерывным потоком. Трасса была оборудована указателями, питательными, медицинскими и заправочными пунктами. Для обороны «Дороги жизни» использовали зенитные установки, пулеметы и авиацию. Всего по ней в Ленинград было перевезено 1615 тысяч тонн грузов, из города эвакуировано 1376 тысяч человек. Для обороны города по «Дороге жизни» было доставлено 300 тысяч бойцов. Для подачи в Ленинград электроэнергии и нефтепродуктов по дну Ладожского озера были проложены специальные кабели и нефтепровод длиной 35 километров.

С «Дороги жизни» шофер Иван Алексеевич Секлетеев, житель села Любегощи, вернулся сухощавым, седым, больным. Все, что он перенёс: холод, голод, бомбежки, обстрелы - сократило его жизнь. Умер Иван Алексеевич на 93-м году жизни в сентябре 1964 года, похоронен на кладбище села Любегощи.

При блокаде Ленинграда каждый из защитников, что называется, смотрел смерти в лицо. Вместе с ленинградцами при защите погибло немало и наших земляков.

«Дорога жизни» функционировала до снятия блокады в 1943 году.

Николай Фёдорович Малышев

 

Сбор новостей

Подписка на Сбор новостей