Ещё одна страница истории монастыря

Монастырь. Камень.

Мои дорогие читатели, в документах Весьегонского районного архива, в ветхой папке различных бумаг, я обнаружила… эти три страницы машинописного с трудом читаемого текста. Свидетельство местной истории на ветхой бумаге. Ещё одна восстановленная страница последних дней монастыря.

Райкому ВКП/б и фракции РИК.

Деятельность Еремейцевского, Чернецкого и Чисто-Дубровского сельсоветов в связи с ликвидацией монастыря Камень.

Докладная записка.

При обследовании работы коммуны «Дружба» рядом граждан было заявлено о расхищении имущества бывшего монастыря «Камень». А также безобразиях, творившихся на данной территории. На основании чего были проведены обыски у монахинь, бывшего мельника монастыря и священника /в документе попа/. Во время обыска обнаружено и изъято две бочки варёного масла, 120 литров свинцовых белил, около 20 пудов железа и стали, 2 новых плуга, одни сани, ванны и ряд других вещей. Всего на сумму 600 рублей. Помимо этого, в текущем году увезено всякого разного имущества на сумму более тысячи рублей. Увезено хлеба более 600 пудов. Оконного стекла 25 ящиков. Железа около 100 пудов.

Об этом расхищении знали и всё видели члены коммуны «Дружба», сельсовет, партийная ячейка. И мер не было принято.

Помимо этого, обнаружена одна корова из монастыря, сданная на прокорм крестьянину хутора «Бабкино» Коникову Сергею. От него же двух коров взяли летом 1929 года. Одну корову игуменья и одну священник Воскресенский, уехавший в Чамерово. Со слов гражданина Коникова, коровы отданы ему коммуной. Также священником Плетневым взята из монастыря лошадь. Еще одна лошадь взята мельником монастыря Иваном Кузнецовым.

При передаче скота от монастыря Голубкову числится переданными 23 дойные коровы, 2 нетели и бык, 5 лошадей, а у коммуны обнаружено всего лишь 23 коровы, бык и свои 6 лошадей. Что говорит об уступке без согласия властей монашкам домашнего скота. Дело о расхищении имущества ведётся медленно. В момент ведения дела ежедневно увозится имущество. Обысков сделано не было и распоряжения сельским советам о задержании не сделано.

В домах госхозимущества до сих пор живут: в одном священник, во втором мельник, в третьем монашки во главе с монахиней Тараровой, происходящей из Любегощенской волости. Она дочь лишенца и председателя Любегощенского церковного совета. Монашки во главе с Тараровой ходят по селениям с живописными работами на продажу, и на заказ. Никаких налогов и сборов не платят. Имущество бывшего монастыря, как удалось установить, главным образом, отправлено в деревню Иван Гора. В которой находится игуменья и все её главные. В данной деревне куплен дом, в котором монахини организовали свой монастырь. Проводят службы. Ещё большая часть имущества роздана на хранение зажиточным и кулакам ближайших деревень. В деревне Суково у Чухляева. В Комлеве у Белякова, председателя церковного совета.

В деревне Малая Поповка у казначея собора Титова. Аптека находится у бывшей монахини Карамазиной, проживающей в деревне Борщёво. Которая занимается лекарством. Ещё имущество передано члену церковного совета в селе Чамерово - Харитонову. По всем этим эпизодам составлены акты и переданы участковому милиционеру Неворуеву. А изъятое имущество передано председателю коммуны «Дружба» Андрею Степановичу Голубкову.

Помимо данной ситуации обнаружена явная близорукость и примиренческая позиция местных советских, кооперативных и партийных организаций.

Доказательства следующие:

1. Священник, арендовавший у граждан деревни Борщёво землю и имеющий в хозяйстве корову, поросенка и лошадь, налогов не платит, хлеб не сдаёт. А предъявляет всем расписку члена сельского совета об отказе от арендованной земли.

2. Комиссий из местных граждан и церковников составлена опись и оценка соборного имущества, заверенная председателем Еремейцевского сельсовета. Опись при проверке оказалась не выдерживающей никакой критики. Имущество оценено в 3 тысячи рублей. На самом деле имущество в соборе не мене 30000 рублей. Данные деяния считаю мошенничеством и пособничеством со стороны сельского совета.

3. Кесемским ВИКОМ на 1928-1929год утверждена сумма гарцевого сбора с монастырской двухпоставной мельницы. Считаю такой гарцевый сбор насмешкой. Сбор брали только с незнакомых пользователей. Так Гражданин хутора Бабкино, зажиточный, работал у монастырского мельника около 65 дней. За что с него в течение года не брали по взаимному уговору гарцевый сбор. Мельник по сию пору проживает в монастыре и остался безнаказанным.

4. По организации религиозной общины. После ликвидации монастыря священник Плетнев и председатель церковного совета Титов заявили о создании религиозной общины, состоящей из жителей 7 ближайших деревень, ранее входящих в другие приходы. Никаких документов у данной церковной общины не оказалось.

Списки членов общины составлены путем подворного обхода. Программу общины и устав направили на регистрации.

Необходимо пока не учреждена община закрыть незамедлительно Собор. Не допуская дальнейшего совместного проживания школы крестьянской молодежи и поповщины. Немедленно выселить попа, мельника и монашек из государственных домов. Обложить налогом монахинь, мельника и попа.

На этом к сожалению документ заканчивается. А следующая страница уже совсем другая история.

Елена Селифонова. Библиотекарь. Кесьма

Сбор новостей

Подписка на Сбор новостей