Воробьёв Сергей Михайлович

 

В обороне Сталинграда, в достижении выдающейся победы на Волге в годы Великой Отечественной войны большая роль принадлежала Волжской военной флотилии. Командиром первой бригады речных кораблей флотилии был нащ земляк, контр – адмирал С.М. Воробьев.

Родился Сергей Воробьев 24 сентября (6 октября) 1904 года  в крестьянской семье  в деревне Батеевка Любегощской волости, ныне  Весьегонского района Тверской области.  Здесь прошло его детство и юность.  Начальное образование он получил в церковно – приходской школе с. Любегощи. Затем учится в Весьегонском городском училище и после  его окончания  некоторое время учительствует в одной из сельских школ уезда.

В октябре 1925 года он поступил в Ленинград в Военно-морское училище. В январе 1926 училищу было присвоено имя Михаила Васильевича Фрунзе, после чего оно стало именоваться «Военно-морское училище имени М. В. Фрунзе». Окончил его Сергей Воробьев в сентябре 1928 года. Направили молодого командира на Тихий океан. Там он служил помощником вахтенного начальника, затем вахтенным начальником сторожевого корабля «Красный вымпел» с сентября 1928 по январь 1931 года.

С 1928 по 1931 год «Красный вымпел» принимал участие во многих гидрографических экспедициях по изучению и осуществлению морских съемок северной части Берингова моря. Высокой бдительности, выдержки и хорошей морской выучки требовало плавание во льдах, в тумане, в штормовых условиях. Несмотря на трудности, правительственное задание — описать большой участок побережья от острова Карагинский до Анадырского лимана — команда выполнила в срок.

Летом 1929 года «Красному вымпелу» поручили оборудовать посадочные пункты на островах Беринга и Атту для одного из первенцев нашей авиации — гидросамолета «Страна Советов», летавшего по маршруту Москва — Нью-Йорк через Сибирь, Охотское море и Тихий океан. Тогда же Сергей Воробьев стал участником боевых действий во время конфликта с Японией на Китайско-Восточной железной дороге. В 1958 году «Красный вымпел» был поставлен на вечную стоянку в бухте Золотой Рог и превращён в мемориальный корабль-музей. Весной 2014 года он прошёл плановый ремонт и вернулся на прежнее место. Является одним из пяти кораблей-музеев дореволюционной постройки, находящихся на территории России.

С января по апрель 1931 года Сергей Михайлович был завхозом, далее до ноября 1931 года – артиллеристом монитора «Яков Свердлов».

«Нови́к»; с 13 июля 1926 года «Яков Свердлов» — эскадренный миноносец Российского флота. Спроектирован и построен на средства «Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования». Первый пред серийный корабль. Серийные эсминцы — «Новики» строились по переработанным проектам. На русских верфях, в 1911—1916 годах, в 6-ти типовых вариантах, всего заложили 53 корабля. К началу Первой мировой войны являлся лучшим кораблём в своём классе, послужил мировым образцом при создании эскадренных миноносцев военного и послевоенного поколения. Первый эсминец российской постройки с паротурбинными двигателями и котлами высокого давления, отапливаемыми только жидким топливом.

С ноября 1931 по май 1934 года Воробьев служил помощником начальника оперативного отдела, затем до ноября 1934 года – начальником отдела боевой подготовки Краснознаменной Амурской флотилии.

 20 мая 1930 г. за отличные действия по разгрому «белокитайцев» (как их тогда называли) флотилия была награждена орденом Красного Знамени и стала называться Дальневосточной Краснознаменной военной флотилией.

В 1930-х гг. в ходе масштабной кампании по освоению Дальнего Востока существенно улучшилась база флотилии. В Хабаровске в 1932 г. открылся судостроительный завод «Осиповский затон» (ССЗ № 368, впоследствии судостроительный завод им. С. М. Кирова). С 1934 г. интересы Речфлота обслуживал Сретенский судостроительный завод, созданный в Кокуе на базе небольших гражданских верфей и филиалов заводов. Для Военно-Морского Флота и пограничников этот завод строил вспомогательные суда и катера. Но крупнейшим судостроительным предприятием на Амуре стал судостроительный завод № 199 им. Ленинского Комсомола (ныне Амурский судостроительный завод) в г. Комсомольск-на-Амуре, строивший корабли с 1935 г. Ремонтные базы действовали в Хабаровске и Комсомольске.

После 6 лет службы на Дальнем Востоке с декабря 1934 по март 1938 года Сергей Михайлович учился на командном факультете Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова.

Военно-морская академия им. Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова (Выборгская набережная, 73/1) готовит командные и командно-инженерные кадры для ВМФ, научный центр по разработке проблем военно-морского искусства, кораблестроения, вооружения, строительства и боевого применения сил и средств ВМФ.

Ведёт свою историю от офицерских классов (созданы в 1827 при Морском кадетском корпусе); с 1862 - Академический курс морских наук, с 1877 - Морская академия.

С 1919 академия начала подготовку командных кадров для советского ВМФ, с 1922 называется Военно-морской академией РККФ. В 1931 присвоено имя К. Е. Ворошилова.

В 1945 инженерно-технические факультеты академии выделены в самостоятельную Военно-морскую академию кораблестроения и вооружения, которой в том же году присвоено имя А. Н. Крылова.

В 1960 обе академии объединены в Военно-морскую академию. В 1976 академии присвоено имя Маршала Советского Союза А. А. Гречко, в 1990 - Н. Г. Кузнецова.

После окончания академии Сергея Михайловича направили в Главный морской штаб. Моряк был младшим помощником начальника, а затем и начальником с мая 1938 по май 1939 года 1-го отделения отдела  Управления боевой подготовки Главного морского штаба, участвовал в инспекторских поездках на Тихоокеанский флот, в Амурскую военную флотилию.

После одной из таких значительных поездок летом 1939 г.  ему предложили в Наркомате внутренних дел возглавить морской отдел Главного управления пограничных войск.

Деятельность этого отдела регламентировало Положение, утвержденное 17 августа 1939 года. По Положению на Морской отдел возлагали руководство морскими частями во всех отношениях, кроме оперативных. Отдел контролировал оперативное и техническое использование судов, руководил тактической подготовкой, эксплуатацией и ремонтом судов, всеми видами морского обеспечения. Задачами отдела являлись подготовка технических заданий на создание кораблей и вооружения, составление кораблестроительных планов и размещение заказов на предприятиях, подготовка планов комплектования и мобилизации. Начальником отдела назначили капитана 1-го ранга Сергея Михайловича.

С ноября 1939 года моряк являлся также заместителем начальника пограничных войск НКВД СССР по морской части. Трудно переоценить то, что было сделано Воробьёвым для организации действий пограничных частей нашей страны на огромных по протяжённости морских участках Государственной границы СССР. Это касалось и создания важнейших нормативных документов, и практической деятельности. За два года численность пограничных судов возросла почти в два раза. Пограничники получили новые сторожевые корабли, сторожевые катера и бронекатера. Заслугой Воробьёва является и создание в 1940 году Военно-морского пограничного училища в Ленинграде. С началом Великой Отечественной войны флоту передали 368 пограничных судов, что значительно увеличило наши морские эскортные силы.

Эту должность в НКВД он занимал до июля 1941 года, когда был возвращен в кадры ВМФ.

4 июня 1940 года  Сергею Михайловичу присвоили звание контр-адмирала.

Контр-адмирал — первое адмиральское звание во флотах многих стран мира.

В то время как адмиралы или вице-адмиралы командовали, находясь на одном из кораблей авангарда, контр-адмиралы обычно находились на корабле арьергарда.

Соответствует званию генерал-майора в сухопутных войсках и авиации.

В ВМФ ВС СССР звание контр-адмирала было установлено Президиумом Верховного Совета СССР 7 мая 1940 года.

Войну моряк начинал на Волге. В июле-ноябре 1941 года Воробьев был командиром учебного отряда кораблей, с ноября по декабрь – командовал 3-й бригадой речных кораблей и одновременно исполнял обязанности командующего Волжской военной флотилией.

27 октября 1941 года приказом наркома ВМФ учебный отряд кораблей, который решением Государственного Комитета Обороны был создан в июле на Волге, переименовали в Волжскую военную флотилию. Командовал флотилией с 28 октября капитан 1-го ранга С.Г. Сапожников.

 По приказу наркома ВМФ от 6 ноября предполагали создать 6 бригад речных кораблей (54 канонерские лодки, 30 бронекатеров, 90 катеров-тральщиков и сторожевых катеров, 60 катеров – малых охотников, 6 дивизионов торпедных катеров, 6 отрядов судов специального назначения, 6 авиаотрядов, 6 отдельных батальонов морской пехоты). Всем этим обширным объединением 6 ноября назначили командовать контр-адмирала С.М. Воробьева; капитан 1-го ранга Сапожников стал начальником штаба флотилии.

Наш земляк успешно выполнил приказ наркома, решив непростые проблемы укомплектования флотилии судами, их вооружения, подготовки к боевым действиям экипажей, в основном составленных из моряков речного флота.

Предстояло до 1 апреля 1942 года организовать флотилию на основе приказа наркома ВМФ. Директива начальника Главного морского штаба от 28 ноября поставила перед флотилией задачи: подготовка отрядов речных кораблей к действию совместно с войсками в кампанию 1942 года, подготовка кадров для действующих флотов, оборона бассейна Волги. После победы под Москвой Государственный Комитет Обороны 21 января издал постановление о приостановке массовой мобилизации судов для Волжской военной флотилии.

Советское командование планировало начать широкое наступление, после которого Волга должна была остаться в глубоком тылу. Это, безусловно, создало трудности с комплектованием флотилии. Но весной, когда обстановка на фронтах изменилась, на Волжскую флотилию вновь обратили внимание.

Вот что писал о Волжской военной флотилии командующий 62-й армией маршал В.И. Чуйков: «О роли моряков этой флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, возможно, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия и не выполнила своей задачи».

С.М. Воробьев командовал Волжской военной флотилией с 6 ноября 1941 по 16 февраля 1942 года. Ему пришлось укомплектовывать флотилию судами, решать непростую проблему их вооружения, готовить к боевым действиям экипажи, в основном составленные из моряков речного флота. Воробьев сдал командование контр-адмиралу Д.Д. Рогачеву, который оправился от ран. Скорее всего, когда выяснилось, что Волга из тыловой реки, транспортной артерии и учебного центра может превратиться в поле боя, Воробьеву предпочли прошедшего суровую школу войны командующего Пинской флотилией. 

Пинская военная флотилия — создана 17 июля 1940 года из кораблей и частей переименованной Днепровской военной флотилии. Главная база — Пинск, тыловая — Киев.

28 мая 1942 года приказ командующего флотилией определил состав и задачи сил флотилии. 1-я бригада включала дивизион канлодок (3 единицы), дивизион бронекатеров (12 единиц), отряд полуглиссеров (10 единиц), отряд катеров-тральщиков (6 единиц). Отряд сторожевых катеров составляло 6 строящихся судов. 1-я бригада базировалась на Горький. Бригаде следовало содействовать частям армии, обеспечивать переправы, бороться с переправами противника и высаживать тактические десанты. Командиром бригады являлся контр-адмирал С.М. Воробьев.

Академик-историк Александр Самсонов писал: «Противник прилагал огромные усилия, пытаясь изолировать оборонявшие Сталинград войска от тыла. Однако непрерывность коммуникаций через Волгу и связь Сталинграда с восточным берегом всё время обеспечивались инженерными войсками, речным гражданским флотом и судами Волжской военной флотилии».

Противник развивал наступление к Сталинграду. 22 июля 1942 года вражеская авиация начала активные действия на Волге. 24 июля Волжскую флотилию подчинили Сталинградскому фронту. 25 июня командующий флотилией приказом объявил ее действующей. 30 июля по приказу Рогачева 1-я бригада речных кораблей была перебазирована в Камышин. 31 июля тральщики из ее состава передали в отдельную бригаду траления для борьбы с минной опасностью. А 5 августа командующий Сталинградским фронтом включил Волжскую флотилию в систему обороны Сталинграда. 1-я бригада речных кораблей (2 канлодки, 2 плавбатареи, 6 бронекатеров) в районе Красноармейск – Светлый Яр поддерживала войска 57-й армии. Часть сил бригады выделили для создания северной группы кораблей, которая непосредственно поддерживала войска 62-й армии, обороняющие город. С 24 августа моряки флотилии начали боевые действия против рвущихся к Волге неприятельских войск.

27 октября 1942 года в связи с перебазированием основной части флотилии на зимовку была сформирована Сталинградская оперативная группа в составе 2 канлодок, 15 бронекатеров, 4 катеров-тральщиков под командованием контр-адмирала Воробьева.

Группе была поставлена задача артиллерийской поддержки войск, переправы войск и грузов, эвакуации раненых и уничтожения переправ противника. 31 октября на основании решения наркома ВМФ приказом командующего Сталинградским фронтом все корабли флотилии, кроме Сталинградской оперативной группы, с 1 ноября переводили на зимовку в Астрахань и Гурьев. Воробьеву в условиях начинающегося ледохода приходилось взять на себя основную работу по обеспечению действий войск. Только с 1 по 20 ноября бронекатера и тральщики в период подготовки к контрнаступлению перевезли 22,5 тысячи войск с вооружением и боеприпасами, вывезли более 11 тысяч раненых.

После начала контрнаступления 19–20 декабря корабли и катера Воробьева продолжали поддержку войск. 1 декабря приказом командующего флотилией штаб 1-й бригады речных кораблей был переименован в управление Сталинградской оперативной группы. Задачи, выполненные Воробьёвым ценой огромного напряжения, стали артиллерийской поддержки войск, переправы войск и грузов, эвакуации раненых и уничтожения переправ противника.

Итак, с января по декабрь 1942 года Воробьев командовал 1-й бригадой речных кораблей Волжской военной флотилии; в ноябре-декабре он одновременно являлся командиром Сталинградской опергруппы.

В наградном листе на него было написано:

  «За время боевых действий по обороне Сталинграда, взаимодействуя с частями 57-й и 64-й армий, корабли бригады под его командованием нанесли большой урон противнику. Не раз на отдельных участках при поддержке корабельной артиллерии части Красной Армии отбивали яростные атаки противника. По неполным данным, кораблями бригады уничтожено и рассеяно 11 батальонов пехоты, уничтожено: 7 артбатарей, 27 дзотов и блиндажей, 27 танков, 4 склада БЗ, 60 автомашин с войсками и грузами и др. Подавлено 34 артминометных батареи, 42 разные огневые точки. Сбито 3 самолета противника. Переправлены под огнем противника войска 62-й армии: войск – 25 800 человек, около 2000 тонн грузов и БЗ. Эвакуировано 6800 раненых бойцов и командиров на левый берег Волги. Воробьев месяц командовал Сталинградской оперативной группой кораблей, на которую была возложена задача переправы всех видов питания 62-й армии через р. Волга. Под огнем противника за месяц бронекатера и тральщики перевезли на правый берег 31 476 человек, более 1000 тонн различного груза и боеприпаса. Корабли поддерживали огнем группу полковника Горохова и 138 сд. Двумя канлодками уничтожено 3 танка, одна тяжелая батарея, 1 миномет, 16 разных огневых точек, отбито 10 атак противника на группу Горохова и 138 сд».

Боевые действия бригады речных кораблей помогли 64-й и 62-й армиям удержать занимаемые рубежи.

В начале 1943 года Воробьева вернули в пограничные войска и направили на Дальний Восток. С января 1943 по ноябрь 1944 года он являлся заместителем начальника пограничных войск по морской части Управления пограничных войск НКВД Приморского края.

После разгрома немцев на Волге контр-адмирал С.М. Воробьёв назначается заместителем начальника пограничных войск Приморского округа по морской части. С 1944 до 1956г. он возглавляет морской отдел, затем морское управление Главного управления пограничных войск страны. Затем моряка перевели в Москву.

С июня 1944 года пограничные корабли и катера стали возвращать из состава ВМФ в пограничные войска, из них формировали отряды и дивизионы пограничных судов. 15 января 1947 года было переформировано Главное управление пограничных войск; Морской отдел в его составе сохранили.

Воробьев вновь служил начальником Морского отдела Главного управления пограничных войск МВД СССР (ноябрь 1944 – январь 1951 года), затем до мая 1953 года занимал ту же должность в Главном управлении пограничных войск МГБ СССР, потом, до июня 1956 года – ту же должность в Главном управлении пограничных войск МВД СССР.

В этот период нарастания холодной войны в мире Воробьеву пришлось участвовать не в одной реорганизации пограничной службы. В ноябре 1946 года Наркомат внутренних дел переименовали в министерство, а 15 января 1947 года был утвержден новый штат Главного управления пограничных войск, в котором морской отдел был увеличен и превращен в морское управление. В 1949 году пограничные войска были переданы в ведение Министерства государственной безопасности СССР. Но в 1953 году, после смерти И.В. Сталина, при объединении МГБ и МВД пограничные войска перешли в подчинение Министерства внутренних дел. Пограничников почти не коснулось значительное сокращение вооруженных сил, начатое в 1953 году. Наоборот, они воспользовались возможностью пополнить свои ряды лучшими сокращаемыми с флота офицерами, чтобы обеспечить безопасность границ.

Уже 17 августа 1945 года, после окончания войны на западе, началось переформирование в отдельные дивизионы соединений наличных пограничных кораблей. Пришлось развертывать новые дивизионы на Балтике и Тихом океане, чтобы обеспечивать границы территорий, присоединенных к СССР. В это время на службе оставались старые корабли. В 1952–1955 годах не раз то морские соединения вводили в состав пограничных отрядов, то выводили из них, то сводили в отряды, то вновь дробили на дивизионы. И отряды, и дивизионы находились в оперативном подчинении начальников береговых пограничных отрядов, что приводило к недостаточно компетентному руководству морской охраной и даже нарушениям законности.

При этих обстоятельствах С.М. Воробьеву пришлось заниматься восстановлением морской пограничной охраны, которая за годы войны понесла большие потери на Севере, Черном и Балтийском морях; да и возвращенные флотом корабли и катера за годы войны были изношены. Переданные пограничникам несколько трофейных кораблей положение не могли исправить.

В начале 1946 года был подготовлен минимальный план поставки плавсредств для пограничников, которые при необходимости могли быть использованы и ВМФ.

29 апреля Совет министров СССР утвердил план выделения в 1948–1955 годах кораблей и судов для пограничной службы и программу кораблестроения на 1946–1950 годы, учитывающую этот план. Правда, план этот не был выполнен полностью, но к 1954 году морские части имели 144 сторожевых корабля, 33 сторожевых и 146 малых катеров. Морское управление ГУПВ заказало на следующую пятилетку около 110 кораблей среднего водоизмещения. Пограничники строили посты технического наблюдения, получили стоянки в Балаклаве, Владивостоке, Таллине, Ленинграде. Однако, несмотря на рост числа кораблей, только на Ленинградском направлении удалось достигнуть плотности 1 корабль на 10 миль участка. На других направлениях западных границ эта величина достигала 30–50 миль, а в северных районах Тихого океана большую часть берегов охранять было нечем.

Разумеется, Сергей Михайлович Воробьев по своей должности отвечал и за численность пограничных судов, и за подготовку специалистов для них, и за оборудование театра.

С ноября 1956 года С.М. Воробьев находился в запасе. “Будучи в отставке , - говорила вдова земляка, Ольга Ивановна, - Сергей Михайлович до последних дней вёл активную военно-патриотическую работу среди моряков-пограничников и учащейся молодёжи. Выступал с лекциями в Звёздном городке, на предприятиях, в школах столицы, часто выезжал к морякам-пограничникам. Вёл морской кружок в двух морских школах, возглавлял комиссию ветеранов Волжской военной флотилии”. В 1958 году в книге «Битва за Волгу. Воспоминания. Сталинград» были опубликованы его воспоминания «Надежная защита переправ»:

НАДЕЖНАЯ ЗАЩИТА ПЕРЕПРАВ

Контр-адмирал С. М. ВОРОБЬЕВ

Боевая практика Сталинградского сражения показала, что в условиях речного театра военных действий при взаимодействии с сухопутными войсками бронекатера являются одним из активных средств борьбы с береговым и воздушным противником.

Всем известно, какое исключительное значение для правобережных войск имели переправы. Они питали героические части, защищавшие город, боеприпасами, продовольствием и эвакуировали раненых.

Задача прикрытия одной из магистральных переправ от фашистских стервятников была возложена на группы бронекатеров, которыми командовали лейтенанты тт. Мороз и Поспелов. Были за это время тридцать две атаки с воздуха и сброшены сотни бомб — и ни одна бомба не упала на охраняемую катерами переправу, она все время работала бесперебойно. Это произошло благодаря умелому ведению огня с катеров по вражеским самолетам, умелому маневрированию.

Одно время на катера этой группы было возложено конвоирование караванов судов, проходивших по Волге, для защиты от вражеской авиации. И не было случая, чтобы хотя один караван пострадал, когда он находился под охраной бронекатеров. Сами катера остаются, по существу, неуязвимыми, а их зенитные средства заставляют фашистских летчиков держаться на такой большой высоте, что вероятность попадания в цель невелика.

Разумеется, для маневра и хорошего использования зенитных средств от личного состава катеров требуется великое мастерство, отвага и выдержка.

Бронекатера выполняли задачи не только по защите переправ от авиации противника. Например, во время самых ожесточенных городских боев перед командиром группы катеров тов. Морозом была поставлена задача перебросить в тыл противника группу автоматчиков. Особенность этой операции заключалась в том, что ее нельзя было провести скрытно. Была светлая, ясная ночь, какими славится осенью Волга. Полная луна освещала фарватер, и видны были оба берега реки. Катерам предстояло прорваться мимо берега, занятого противником, высадить автоматчиков в непосредственной близости от него и взять из того же пункта в обратный рейс раненых.

Успех операции мог быть достигнут только внезапностью, быстротой и решительностью действий.

На большой скорости, подавляя артогнем, и пулеметами огневые точки противника, командир решительно подвел бронекатера к месту высадки. Успех операции был обеспечен смелыми действиями личного состава катеров при высадке автоматчиков и погрузке раненых.

Задача выполнялась под жестоким артиллерийским и минометным обстрелом. Однако потери в личном составе были ничтожны. Подобные операции успешно выполнялись не раз.

Были случаи, когда бронекатера использовались и для стрельбы из орудий с закрытых позиций. Например, 12 сентября бронекатера поддерживали, нашу пехоту при отражении вражеской контратаки. Несколькими залпами, по данным артиллерийского командования, орудиями бронекатеров были подбиты четыре танка, рассеяна рота гитлеровской пехоты; атака врага была отражена. На следующий день, с таким же успехом были рассеяны две роты наступавшей пехоты противника.

18 сентября бронекатера огнем поддержали наступление нашей пехоты.

В период оборонительных боев бронекатера — «речные танки», как их называли наши воины, сыграли немалую роль.

* * *

Контр-адмирал Сергей Михайлович Воробьев в дни волжского сражения командовал 1-й бригадой речных кораблей Волжской военной флотилии. 

Родина высоко отметила боевые заслуги Сергея Михайловича за службу наградами:

орденом Ленина (1950),тремя орденами Красного Знамени (1941, 1943, 1945), орденом Кутузова II степени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды (1944) и большим количеством медалей.

Скончался контр-адмирал Сергей Михайлович Воробьев 8 августа 1974 года в Москве.

Похоронили его на Новодевичьем кладбище. Прах его покоится в колумбарии, в секции 135, место 4–1.

Таким был один  из весьегонцев – славных сынов  нашей Родины.

Нам, молодежи Весьегонского района, нужно гордиться, уважать и брать пример с наших земляков, верой и правдой служивших Отечеству!

Подготовлено Анастасией Жаровой

Сбор новостей

Подписка на Сбор новостей